Регистрация
Согласно данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), которое обладает базой данных из более чем 140 млн кредитных историй, в июле 2014 года просрочка по розничным кредитам, включая автокредиты и ипотеку, достигла 15%.
На текущий момент самая высокая просрочка наблюдается в сегменте потребительских кредитов – 16,3%, далее идут POS-кредиты – 15,7%, замыкают тройку лидеров кредиты с обеспечением – 14,8%. Просрочка по кредитным картам держится на уровне 13,2%, по автокредитам – 9,5%, ипотеке – 3,1%.
В целом розничная просрочка по активным кредитам планомерно растет еще с осени прошлого года. Если в марте 2013 года она находилась на уровне 11,7%, то в октябре – на уровне 12,5%, а в начале 2014 года подобралась к 13%.
В Национальном бюро кредитных историй (НБКИ) статистика несколько отличается. По данным НБКИ, с начала текущего года совокупный коэффициент просроченной потребительской задолженности (КП; это доля остатка по кредитам, просроченным более чем на 30 дней, в общем объеме кредитов) увеличился на 0,8 п. п. и достиг 5,3%. По словам директора по маркетингу НБКИ Алексея Волкова, при этом рост коэффициента наблюдается только в сегментах необеспеченного кредитования. КП по кредитам на покупку потребительских товаров (POS-кредиты) составил 6,7%, увеличившись на 1 п. п., по займам с использованием кредитных карт – 4,1% (рост на 1,3 п. п.). В залоговом кредитовании ситуация улучшается. Так, КП по ипотеке уменьшился на 0,1 п. п., по автокредитам – на 0,6 п. п., до значений 2,8% и 3,9% соответственно.
15 процентов на сундук кредитора
«В июле 2014 года просрочка в розничном кредитовании достигла значения 15%. Это довольно серьезная цифра, учитывая, что более 10% приходится на просрочку 90 и более дней. Это значит, что каждый десятый заемщик вряд ли когда-нибудь исполнит свои кредитные обязательства», — поясняет генеральный директор Объединенного кредитного бюро Даниэль Зеленский.
Заемный пессимизм

В качестве основных причин роста просрочки он называет замедление темпов роста рынка розничного кредитования, ВВП и экономики России в целом и падение реальных доходов населения. Кроме того, Зеленский указывает на недостаточную развитость кредитного рынка в России.
«Я бы не сказал, что рост просрочки – это общемировой тренд. Многие страны имеют гораздо более развитой и стабильный рынок кредитования, в том числе банки делают больший акцент на залоговое кредитование. Например, в США просрочка в розничном кредитовании стабильно снижается последние несколько лет», — поясняет глава ОКБ.
Главный портфельный риск-менеджер Альфа-Банка Роман Божьев отмечает, что качество кредитного портфеля снижается у всех банков. Он видит в этом в основном макроэкономические предпосылки: нулевой рост экономики с негативной тенденцией, остановка роста реальных доходов большей части населения (кроме бюджетников) и рост доли сильно закредитованных заемщиков, которые оказывают все большее влияние на общее качество портфеля.
«На рост розничной просрочки в первую очередь влияют закредитованность и снижение темпов роста реальных доходов населения. В настоящее время мы наблюдаем нетипичное поведение заемщиков. Хорошие заемщики, которые явно не являются мошенниками и которые исправно платили много месяцев, вдруг перестают платить. Значит, у них действительно возникают финансовые сложности. События на политической арене обостряют и без того непростое положение в экономике», — рассказывает заместитель председателя правления Хоум Кредит Банка Юрий Андресов.
Неприятно, но не критично
Глава представительства Experian в России и странах СНГ Сергей Горащенко согласен, что 15% — это большая доля просроченной задолженности в розничных портфелях банков. «Однако только констатация самого этого факта не может говорить, происходит ли что-то плохое в банковском кредитовании или это нормальное явление, — уверен он. — Давайте более подробно посмотрим на обстоятельства. Во-первых, большинство банков традиционно не списывают просроченную задолженность, исходя из невозможности ее взыскания на сроках более 90—120 дней, накапливая ее на балансе годами. Ряд банков применяют меры по списанию, оздоровляя портфель, но далеко не большинство. Это само по себе ведет к росту общего объема просроченной задолженности в системе и несколько искажает реальное представление о проблемности розничного кредитования в стране в целом. Также это еще не говорит однозначно о том, что есть основания для тревоги. Во-вторых, многие банки, еще год назад активно предлагавшие розничные кредиты, сознательно сократили темпы новых выдач, опасаясь влияния как макроэкономических неблагоприятных тенденций в стране, так и усугубляющего влияния продолжающихся геополитических противостояний последнего года. Естественно, сокращение роста портфеля в целом, притом что существующий портфель продолжает «вызревать», ведет к росту доли просрочки в портфеле. Само по себе это тоже еще не индикатор тревожной тенденции».
Горащенко уверен, что в условиях роста просрочки банкам поможет серьезная концентрация на качестве процессов сбора задолженности, применяемых методах мониторинга портфелей, подходах к принятию решений по работе с просроченными кредитами. Также важна сегментация портфеля на основе анализа поведения каждого клиента, которая позволяет серьезно повысить эффективность применения всех способов сбора просроченной задолженности и повысить сами сборы.
Прогноз неутешительный
Порадовать оптимистичными прогнозами банкиры пока не могут.
Заемный пессимизм

«Просрочка, скорее всего, продолжит расти умеренными темпами, поскольку кардинального улучшения ситуации в течение 2014 года не предвидится. Политическая ситуация в стране и санкционная активность западных стран, безусловно, влияют на экономику, но нельзя говорить о том, что рост просрочки напрямую с этим связан, — говорит генеральный директор ОКБ. — Наиболее резкий скачок просрочки произошел с марта 2013 года по март 2014-го, в период относительной экономической и политической стабильности, и связан он, прежде всего, с кредитной политикой банков».
По мнению директора департамента розничного бизнеса СБ Банка Германа Белоуса, розничная просрочка будет продолжать расти и дальше на протяжении еще долгих месяцев. «Причины для этого очевидны, — считает Белоус. — Во-первых, это ухудшение экономической ситуации в стране: курс рубля нестабилен, доходы населения падают. Во-вторых, банки уже не могут так легко «скинуть» просрочку, как они делали это раньше, потому что ими коллекторам и так уже были проданы значительные объемы долгов в 2013—2014 годах. Теперь у коллекторских агентств «на руках» столько нереализованных долгов, что ставки дисконтов, по которым агентства приобретают у банков просроченные кредиты, настолько невыгодны кредитным организациям, что им проще оставлять просрочку у себя на балансе. В-третьих, политика Центробанка, два года подряд направленная на снижение рисков в части потребкредитования, привела к тому, что замедлились темпы роста в этом сегменте».
Заместитель директора департамента риск-менеджмента Связь-Банка Даниил Ткач также убежден, что в краткосрочной перспективе предпосылки для снижения розничной просрочки отсутствуют. «Одним из существенных факторов, направленных на изменение существующей негативной тенденции в среднесрочной перспективе, являются действия регулятора по повышению требований к капиталу и уровню резервирования для высокорисковых сегментов кредитования, которые демонстрировали бурный рост последние несколько лет», — поясняет он.
И только заместитель председателя правления Хоум Кредит Банка Юрий Андресов сохраняет оптимистичный настрой. «Наибольшая доля просрочки существует в необеспеченном кредитовании. Этот вид кредитования характеризуется короткими сроками кредитов. Снижение темпов роста кредитных портфелей замедляет процесс обновления старых «больных» кредитов новыми «здоровыми». Но этот процесс идет. Я ожидаю, что уже со следующего года ситуация с просрочкой улучшится. Если, конечно, не произойдет еще каких-либо глобальных политических или экономических катаклизмов», — убежден Андресов.
Даниил Ткач полагает, что текущая доля просроченной задолженности в банковской отрасли находится на границе комфортных значений. «Мы видим, как многие банки ужесточают свою кредитную политику и переориентируют розничную стратегию в менее рисковые сегменты кредитования — корпоративные клиенты, зарплатные проекты, залоговые кредиты», — комментирует Ткач.
Несмотря на мнение Ткача, Банки.ру попросил представителей других кредитных организаций сказать, какой уровень просрочки станет психологически некомфортным для банков и их клиентов, свыше какого уровня большинство банков, скорее всего, максимально ужесточат кредитные политики и «затянут пояса». Многие банкиры отказывались говорить на эту тему, однако те, кто соглашался на дискуссию, называли цифру в диапазоне 20—30%.
Заемный пессимизм

«Заемщикам, которые берут кредиты, абсолютно все равно, какой в банковском секторе или конкретном банке уровень просрочки. Никто на эти цифры не смотрит, — комментирует Белоус. — Что же касается банков, то определенно в краткосрочном кредитовании (не ипотечном и не автокредитовании) на не очень большие суммы психологически некомфортным будет 20—25-процентная просрочка по кредитам сроком свыше 90 дней. Это если мы говорим про ставки на уровне рынка, а не 40—70% годовых. Кредитный бизнес при такой просрочке будет просто убыточным».
Алексей Волков из НБКИ обращает внимание, что кредитные организации не способны довести ситуацию до критической точки. «Банки, как правило, не допускают наступления максимальной угрозы для портфеля, прежде чем начать принимать меры. Они регулируют его качество каждый день. У ответственных кредиторов давно создана многоуровневая система управления рисками. В целом по России доля просрочки немного превышает 5%. Только в одном из регионов страны – Ставропольском крае — она доходит до 7%. Масштабный кризис на рынке розничного кредитования возможен только в случае резкого массового падения доходов заемщиков. Причин, которые могли бы к этому привести в ближайшем будущем, мы не видим», — заключает Волков.

717 0
Автор: SergeyHan

Популярное

Мы ВКонтакте


Мы в соц. сетях