Регистрация
Портал спросил у экономистов и банкиров, что они думают о последствиях дальнейшего ужесточения надзора.
«Одновременно должны активно разрабатываться меры поддержки банковского сектора»
Ярослав Лисоволик, главный экономист Deutsche Bank в России:
— Думаю, что в данном случае под усилением, скорее всего, имеется в виду пруденциальный надзор, который призван отслеживать не только потенциальные проблемы с отдельными банками, но и проблемы в целом по банковской системе. Я считаю, что в нынешних условиях такой значительный надзор со стороны Центрального банка обоснован, потому что сложности в макроэкономике, сложности внешнеэкономические требуют достаточно осторожной работы со стороны регулятора.
Полагаю, что в целом можно согласиться с тем, что сказала глава Центрального банка: даже несмотря на то, что мы можем увидеть некоторые улучшения экономической динамики во второй половине года, в следующем году, по моему мнению, ситуация останется достаточно сложной и потребует активной работы со стороны ЦБ РФ по отслеживанию рисков в банковском секторе. При этом, мне кажется, одновременно должны активно разрабатываться меры поддержки банковского сектора посредством предоставления ликвидности. В целом набор инструментов поддержки должен расширяться, диверсифицироваться.
«Ужесточение банковского надзора – общемировой тренд»
Наталия Шилова, главный аналитик Бинбанка:
— В целом ужесточение банковского надзора – общемировой тренд. Вопрос в том, насколько сейчас имеет смысл России, стране с ослабленной экономикой, следовать мировым трендам. Если ужесточение надзора будет проходить поэтапно, с учетом рыночных реалий и надзор не перерастет в «драконовский», то банковская система не пострадает, устойчивые игроки останутся устойчивыми.
«У нас по-прежнему переизбыток банков»
Генерал уборки: что ждать от нового ужесточения банковского надзора

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка:
— Надзорная функция регулятора заключается в отслеживании финансового положения банков, выполнения ими всех нормативов. Возможно, усиливая надзор, ЦБ РФ будет проводить больше стресс-тестов, мероприятий, которые упреждающим порядком позволяют оценить динамику финансового положения кредитной организации – не только по факту, но чтобы дать прогноз ее развития.
Усиливать надзор, конечно, правильно. У нас до сих пор более чем 700 банков, а все расчеты всегда показывали, что их должно быть 500. Поэтому у нас по-прежнему переизбыток банков.
Усиление надзора только стабилизирует банковскую систему. Если Центральный банк четко дает понять, что каким-то схемам и недобросовестному поведению нет места в банковской системе, то банки сами начинают себя более правильно вести, соблюдать нормы. И от этого только комфортнее клиентам.
«При регуляторской «чистке» погибают небольшие банки, которые могут оказывать малому и среднему бизнесу более дешевые услуги»
Станислав Фурта, профессор Высшей школы финансов и менеджмента РАНХиГС:
— От банков с плохими активами, которые порождают неплатежи или выводят активы в теневую сферу, надо избавляться, это однозначно. С этой точки зрения регулятор абсолютно прав. Но при регуляторской «чистке» погибают в том числе небольшие банки, которые, например, могут оказывать малому и среднему бизнесу более дешевые услуги, чем крупные банки. То, что с рынка уходят плохие банки, — хорошо. Плохо, что на их место не приходит никто другой.
С моей точки зрения, наряду с «чисткой» регулятору нужно бы предусмотреть какие-то меры, которые бы оживили банковский сектор, привлекли добросовестные банки на место недобросовестных. Но это должны быть мелкие банки с конкурентоспособными тарифами для малого и среднего бизнеса. Можно, например, при больших нефинансовых компаниях открывать профильные небольшие банки. Кроме того, если на уровне регулятора обсуждается вопрос о докапитализации крупных банков, почему такую же вещь не сделать с мелкими и средними?
«Надзор сам по себе не является дестабилизирующим фактором для банковской системы»
Елена Николаенко, директор по методологии агентства RusRating:
— Учитывая, что подавляющее большинство банков имеют существенные рыночные обязательства (не берем в расчет кэптивные структуры), усиленный надзор именно в кризисных условиях особенно необходим. Надзор сам по себе не является дестабилизирующим фактором для банковской системы. Те потрясения, которые мы наблюдали, были не следствием усиления надзора, а как раз результатом более «мягкого» надзора в предыдущие периоды. Проблемы, которые накапливают банки, рано или поздно дают о себе знать и без «помощи» со стороны регулятора. При этом более раннее предупреждение таких проблем в итоге как раз защищает систему от масштабных потрясений. Послабления для банков в кризисной ситуации вообще должны проводиться в идеале на индивидуальной основе, практически точечно, так как именно в кризис важно вовремя начать работу по отслеживанию и санации (в широком смысле) проблемных игроков.
Думаю, регулятор сохранит основной вектор надзора – легализация и высокорискованная кредитная политика. Например, недавно вступили в силу новые поправки к 115-ФЗ, а также рекомендации Банка России в сфере исполнения банками закона о легализации: письмо Банка России «О вопросах определения бенефициарных владельцев» с приложением рекомендаций на эту тему Вольфсбергской группы. Согласно новым нормам, перечень сведений, направленных на выявление банками происхождения средств клиентов, которые банки до сих пор должны были собирать только на корпоративных клиентов, расширен и на физических лиц. Также относительно недавно заместитель председателя Банка России Михаил Сухов заявлял, что банки, которые характеризуются высокой долей кредитов бизнесу собственников, будут подвергнуты особенно пристальному вниманию со стороны регулятора. В частности, с начала 2016 года будет введен норматив максимального размера риска на связанное с банком лицо (Н25), который ограничит кредиты собственникам кредитных организаций уровнем 20% капитала.
Генерал уборки: что ждать от нового ужесточения банковского надзора

«Уменьшение количества недобросовестных банков сделает незаконные финансовые операции нерентабельными»
Николай Дронин, руководитель службы финансового мониторинга Промсвязьбанка:
— Проводимая Банком России работа по оздоровлению банковского сектора дает положительный эффект, заключающийся в первую очередь в сокращении количества кредитных организаций, вовлеченных в совершение незаконных финансовых операций. Соответственно, в текущих рыночных условиях усиление надзора за банками представляется наиболее правильным, так как уменьшение количества недобросовестных банков повышает стоимость услуг за незаконные финансовые операции и в конечном итоге сделает их просто нерентабельными для бизнеса. Таким образом, есть надежда, что усиление надзора со стороны регулятора в части работы, проводимой банками в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, будет способствовать укреплению и стабилизации экономики в целом.
Полагаю также, что усиление надзора в данном направлении станет дополнительным фактором повышения стабильности банковской системы, поскольку в сотрудничестве с банками, ориентированными на получение дохода от совершения подозрительных операций, добросовестные участники рынка не заинтересованы.
«Регулятор должен стать другом и партнером, а не надзирателем»
Алексей Подшивалов, начальник управления риск-менеджмента Банка Расчетов и Сбережений:
— В условиях, когда израсходован почти весь фонд страхования вкладов, когда в ходе санации банков обнаруживаются все большие и большие «дыры», доходность и достаточность капитала банков продолжает снижаться, думаю, не столько надзор должен усиливаться, сколько его эффективность. Кроме этого, очевидно, что Банк России дает сигнал банкам в условиях дефицита длинных денег и капитала не использовать схемы по фиктивной докапитализации и выводу активов. Эффективность надзора должна заключаться не в отзыве лицензии у максимально большого количества банков, а в предотвращении отзывов всеми доступными средствами. То есть у регулятора должна быть проактивная позиция по раннему предотвращению проблем в банковском секторе. Регулятор должен стать другом и партнером, а не надзирателем.
«Сейчас банковская система лишь кажется стабильной»
Андрей Коптелов, директор аналитического центра университета «Синергия»:
— Надзор за банками требует серьезного усиления. На рынке уже ни для кого не секрет, что есть проблемы у банка «Связной», есть вопросы к банку «Уралсиб». Но пока что-то не слышно об отзыве лицензий, и это лишь вершина айсберга.
На практике к моменту санации банка или отзыва у него лицензии оказывается, что большинство активов финансовой организации уже выведено, в результате чего государство вынуждено выплачивать вкладчикам страховые суммы за счет государственного бюджета. При этом менеджмент банков лишь в редких случаях несет наказание, соответствующее масштабам нарушений.
Недостаточный надзор за банковской системой приводит к тому, что банки перекладывают свои рыночные риски на вкладчиков, а тех, в свою очередь, защищает Агентство по страхованию вкладов (АСВ). В результате проблема плохого качества надзора решается за счет бюджета.
Все необходимые методы надзора есть в распоряжении ЦБ, нужно лишь усиливать частоту и качество надзорных мероприятий. Сейчас существует множество способов проверки «качества» кредитного портфеля банка, его связанности с аффилированными лицами, количества реструктурированных кредитов, качества залогов. Все это при грамотном применении позволяет не допускать ситуаций, когда «в конце пути» на балансе банка остаются лишь обязательства перед вкладчиками, застрахованные АСВ.
Усиление надзора не может дестабилизировать здоровую банковскую систему. Можно сказать, что банковская система «больна», при этом никто не хочет быть тем врачом, который поставит правильный и окончательный диагноз.
Генерал уборки: что ждать от нового ужесточения банковского надзора

Сейчас банковская система лишь кажется стабильной, поскольку «закрываются глаза» на огромные «дыры» в балансах банков. Ведь отзыв лицензии у крупного банка потребует срочной докапитализации АСВ, в котором после последних действий ЦБ уже нет средств, достаточных для погашения задолженности вкладчикам при крахе крупного игрока на финансовом рынке. Вдобавок к этому все боятся эффекта домино, когда крах крупного банка приведет к системному кризису во всем банковском секторе, что вызовет катастрофические последствия.
Конечно, можно надеяться на то, что прибыль будущих периодов компенсирует банкам существующие убытки, однако рыночная ситуация и текущая отчетность банков делают эти надежды призрачными.
В какой-то момент «болезнь» банковского сектора больше не удастся не замечать, после чего понадобится серьезная трансформация финансового рынка. И главное, чтобы эта трансформация была управляемой.

594 0
Автор: SergeyHan

Популярное

Мы ВКонтакте


Мы в соц. сетях