Регистрация
Как стабилизировать курс рубля? Как режим свободного плавания повлияет на котировки национальной валюты? Как переход на плавающий валютный курс отразится на стоимости банковских продуктов? В СМИ есть мозаичные мнения на эти вопросы, отметил, открывая круглый стол, генеральный директор Национального рейтингового агентства (НРА) Виктор Четвериков.
Где та сила, которая стабилизирует рынок?
Для начала доктор экономических наук, профессор Российской академии народного хозяйства и госслужбы Константин Корищенко отметил, что у курса любой валюты есть два аспекта – фундаментальный и конъюнктурный. Первый определяется факторами платежного баланса, состоянием экономики и прочими факторами. Конъюнктурный связан с тем, что любые изменения на рынке умножаются участниками с целью увеличения прибыли – то, что называется спекуляцией. «Если говорить о фундаментальных факторах, есть банальное утверждение, что экономика зависит от цены на нефть. Но вопрос не в этом, а в том, насколько и каким образом», — считает Константин Корищенко.
Он напомнил, что три года назад в России наблюдалась похожая история, когда цена на нефть снижалась почти на 30 долларов за баррель, но курс менялся всего лишь на 3–3,5 рубля за доллар. Тогда колебания были на порядок меньше. Сейчас эти колебания достигают порядка 10 рублей. Причины связаны не только с валютной политикой, но и с развитием экономики. «Если посмотреть динамику показателей за последние три года, то они, конечно, в большей части в негативном тренде – как доходы, так и прибыль, оборот розничной торговли, инвестиции в капитал. Это значительно усугубляет сегодняшний процесс», — полагает гендиректор НРА.
Рубль. Жизнь после 40

Что касается конъюнктурной составляющей валюты, на рынке есть три основные силы, которые определяли в той или иной момент времени баланс на рынке, сказал эксперт. По его мнению, это экспортеры, ЦБ и так называемый иностранный капитал. «Сейчас Центральный банк эту роль приостановил. В этой связи возникает вопрос, который остается открытым, — где та третья сила, которая в перспективе будет стабилизировать валютный рынок?» — обратился к аудитории Константин Корищенко.
А нужна ли нам сила?
Мнения участников круглого стола о необходимости третьей силы в регулировании курса рубля разделились. Как считает председатель совета директоров ИГ «Русские фонды» Сергей Васильев, мы находимся «в сложном турбулентном времени», и никакой иллюзии – надежды на третью силу – сейчас нет. По словам Васильева, у Центрального банка и правительства как ни у кого другого есть информация о платежном балансе, состоянии бюджетной сферы, налоговых платежах. «Резервов Центрального банка, инструментов достаточно для того, чтобы урегулировать курс. Другое дело – насколько Центральный банк профессионален, чтобы регулировать резкие колебания своим мощным вмешательством», — сказал Сергей Васильев.
Руководитель казначейства МДМ Банка Вадим Кораблин согласился с тем, что не стоит ждать третьей силы. По его мнению, рынок сам в равновесие не придет, и в этой связи роль ЦБ возрастает. «Центральный банк использовал далеко не все механизмы, которые у него были, ограничившись, по сути, только управлением процентной ставкой», — считает Кораблин.
Впрочем, эксперт соглашается, что изменение процентной ставки, которое сделал Центробанк, действительно было сильным. Но, на его взгляд, это следовало сделать раньше, пока не «проснулись» и не присоединились к спекулянтам клиенты. «Динамика рубля стала такой, что процентная ставка, то есть стоимость фондирования, уже большой роли не играет», — уверен Кораблин.
Рубль. Жизнь после 40

По его мнению, необходим комплекс мер, которые стимулировали бы банки инвестировать средства в рублевую систему. «Учитывая, что банковская система сейчас тотально недокапитализирована, а ситуация с девальвацией еще более ухудшает ситуацию с достаточностью капитала российских банков, было бы правильным ослабить нагрузку на капитал банков вложениями в рублевые инструменты и повысить нагрузку на капитал вложениями в валютные активы», — сформулировал идеи банкир.
Еще одна запоздалая мера, считает эксперт, – это ослабление администрирования по ставкам физических лиц. «Понятно, что есть благая идея – ограничить стоимость ресурсов, чтобы кредитование не убить и существенно не повысить ставку (по кредитам. – Прим. ред.). Однако, с другой стороны, получается странная картина: исторически ставки по вкладам у нас всегда выше, чем ставки по другим инструментам. Но сейчас ситуация обратная», — отметил Вадим Кораблин.
Участники круглого стола признались, что наблюдается определенный ажиотаж вокруг валюты и в СМИ, и среди населения. По словам Кораблина, в ноябре объем покупки иностранной валюты населением вырос в три раза. А директор департамента валютного рынка Московской биржи Владимир Яровой признался, что с удивлением слушал радио, где очень часто обсуждали вопрос «Где найти выгодный курс валют?».
Биржа как мостик
По словам управляющего директора UFG Private Equity Ивана Литвинцева, одна из основных проблем российской экономики сегодня – недоинвестирование. Как считает Владимир Яровой, в этой ситуации Московская биржа может стать неким мостиком между инвестором и рынком. Для этого биржа, в частности, постоянно расширяет предоставляемый сервис. Например, с 1 декабря биржа позволит иностранцам напрямую быть участниками клиринга на валютном рынке, а в следующем году — и на фондовом.
«То есть биржа – это тот мостик, который мы пытаемся продвинуть, если будет заходить капитал. Есть ощущение, что биржа как инфраструктурная организация – то место, через которое иностранцы готовы заходить на российский рынок даже в текущей ситуации», — полагает Владимир Яровой, добавляя, что интерес к российскому рынку у иностранных инвесторов точно есть.
Рубль. Жизнь после 40

Несветлое будущее мелких банков
Как отразится на банковских продуктах переход на плавающий валютный курс? Стоит ли ожидать повышения процентных ставок по кредитам и вкладам? В ответах на эти вопросы участники круглого стола придерживаются однозначного мнения – ставки как по депозитам, так и по кредитам будут расти. При этом количество самих клиентов – держателей депозитов с учетом экономической ситуации уменьшается, признаются финансисты.
В то же время конкуренция между кредитными организациями усиливается. Причем если раньше крупные игроки конкурировали друг с другом, мелкие банки – между собой, то сейчас конкурентное поле стало единым. «Крупные и мелкие банки начинают конкурировать за пассивы. Тот уровень ставок, который предлагают крупные банки, примерно такой же, какой предлагают мелкие банки», — отмечает Вадим Кораблин. Он уверен, что из-за этого ситуация в мелких банках может ухудшиться. Впрочем, напоследок представитель МДМ Банка успокоил: банковская система России имеет мгновенной ликвидности на 100 млрд долларов. «Это большая сумма», — резюмировал Кораблин

621 0
Автор: SergeyHan

Популярное

Мы ВКонтакте


Мы в соц. сетях