Регистрация
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Украинский рынок труда, похоже, пережил худшие времена. В апреле количество вакансий увеличилось на 20%, а соискателей, наоборот, сократилось на 5–6%. Но работодатели не спешат повышать заработные платы, апеллируя к неблагоприятной ситуации в экономике. Сейчас Украина — среди лидеров по минимальной оплате труда в мире. С декабря «минималка» составит $63,5. Устроиться на работу на Украине стало проще. По данным Государственной службы статистики, в апреле по сравнению с мартом количество безработных сократилось на 7%. Общее количество людей, которые не могут найти работу, составляет 434,7 тыс. человек. В апреле, по данным ведомства, трудоустроились 11,6% от общего количества безработных, тогда как месяцем ранее — 9,6%. Активность работодателей подтверждают и эксперты. По данным одного из крупнейших на Украине специализированных порталов rabota.ua, в апреле количество вакансий выросло на 28%. Причем больше специалистов ищут не только компании в столице и области, но и в регионах — Херсонской, Волынской, Полтавской, Запорожской, Хмельницкой, Одесской и Николаевской областях. «С начала года украинский рынок труда демонстрирует стабильную положительную динамику по приросту числа вакансий. Это значит, что, несмотря на непростую ситуацию в стране, работодатели находят возможность открывать новые рабочие места», – говорится в сообщении HeadHunter. В апреле база данных кадрового портала насчитывала около 58 тыс. резюме и около 20 тыс. вакансий. Экономика выходит из кризиса Чаще всего работодатели набирают рядовых сотрудников в сфере логистики, транспорта, строительства, торговли, IT и ресторанного бизнеса. Активно предприятия занимаются поиском специалистов, которые готовы продавать продукцию на экспорт. Украинские компании стараются воспользоваться вступившей в силу с начала этого года Ассоциацией о свободной торговле с ЕС. Количество вакансий для топ-менеджеров, наоборот, сократилось примерно на 16%. Активизация украинского рынка труда наблюдается впервые за последние полтора года. Связано это со стабилизацией экономической ситуации в стране. По данным Государственной службы статистики, в первом квартале ВВП страны вырос на 0,1%, а промышленное производство — на 3,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Гривна стабильна на протяжении последних двух месяцев, что вселяет оптимизм в бизнесменов. «Мы видим, что ситуация в Украине стабилизируется, и с точки зрения бизнеса нам очень нравится то, что там происходит», — сообщил гендиректор авиакомпании Йожеф Варади в интервью польскому порталу fly4free.pl и добавил, что перевозчик расширит свое присутствие в стране. Украинцы — самые бедные Но рост количества предложений совсем не означает, что работодатели готовы повышать заработную плату своим сотрудникам. Основная масса компаний предлагает потенциальным сотрудникам довольно скромный оклад: в Киеве он составляет 7–8 тыс. грн (18–21 тыс. руб.), а в регионах — 4–4,5 тыс. грн (10–12 тыс. руб.) в месяц. Директор по HR крупной торговой компании, которая пожелала остаться неназванной, сообщила, что нагрузка на сотрудников активно растет. «Она увеличилась примерно в полтора раза — все работодатели очень осторожно подходят к расширению штата, поскольку наблюдаемая на рынке стабильность — шаткая», — говорит она. Заработная плата на Украине — одна из самых низких в Европе, и ситуация по сравнению с прошлым годом не сильно изменилась. По информации компании EuroStat, в 2015 году минимальный месячный доход украинцев составил €51,7, в России — €107, Литве — €300, Румынии — €218, Польше — €410, а во Франции — €1458 в месяц. Между тем на этой неделе Верховная рада Украины приняла закон о повышении с 1 декабря 2016 года минимальной пенсии, зарплаты, а также прожиточного минимума на 10%, передает телеканал «112 Украина». Согласно закону, размер минимальной зарплаты с 1 декабря вырастет с 1,516 тыс. до 1,6 тыс. грн ($63,5), прожиточный минимум — с 1,399 тыс. до 1,544 тыс. грн ($61,3), минимальная пенсия — с 1,074 тыс. до 1,13 тыс. грн ($44,7). Ранее премьер-министр Украины Владимир Гройсман выразил уверенность, что средняя зарплата в стране может быть на уровне €1 тыс. При этом, согласно опросу HeadHunter, который был проведен в апреле, только 13% «белых воротничков» никогда не испытывали материальные трудности. Оставшиеся периодически сталкиваются с нехваткой денег, а половина опрошенных не могут прожить на свою заработную плату. В результате потребительский спрос остается на низком уровне. Несколько руководителей торговых сетей рассказывают, что покупатели практически полностью отказались от импорта и импульсных покупок, а также стали активнее приобретать исключительно «социальные группы товаров» (базовые продукты питания — масло, хлеб, крупы и пр.). «Потребители отказываются от импортной морской рыбы в пользу украинской речной», — приводит пример экономист Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь. Только 3% от общего количества жителей страны позволяют себе отдых на зарубежных курортах, на 30% в первом квартале снизились продажи одежды и обуви по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. До конца 2016 года ситуация существенно не изменится, поскольку существенных прорывов в экономике не будет. ВВП страны вырастет в этом году не более чем на 2%, и этот показатель будет достигнут преимущественно благодаря низкой базе — обвальному падению экономики в предыдущий год.
Банковский сектор России в 2019 году полностью перейдет на нормы регулирования, разработанные Базельским комитетом по банковскому надзору. Комитет имеет репутацию «мирового центробанка» и даже «масонской ложи», которая диктует банкирам, как лучше зарабатывать и как страховать свои риски. В эксклюзивном интервью «Газете.Ru» генеральный секретарь комитета Билл Коэн рассказал, что именно подрывает стабильность финансовой системы любой страны и как в условиях кризиса совместить аппетиты банков с интересами бизнеса. — Кризис 2007–2009 годов показал, что нормы контроля за банковским сектором только частично предотвращают пузыри на рынке недвижимости и потребкредитования. Планируется ли внести коррективы в механизм «Базель III», чтобы ограничить аппетиты банков? — Брать на себя риски — основной бизнес банков. Это именно то, что банки делают — берут на себя риск. Они идут к людям или компаниям, которые хотят расти, и таким образом помогают экономике. «Базель III» не ограничивает аппетиты. Он рассчитан только на то, чтобы следить: если банк берет на себя риск, у него достаточно капитала, чтобы вернуть деньги, если экономику начинает штормить. — Какая из норм базельского механизма нуждается в срочном апгрейде, поскольку показала свою неэффективность? — Мы провели много исследований произошедшего банковского кризиса и выяснили, что чаще всего его ядром, его корнем было кредитование. И в ряде других кризисов это было связано с проблемами рынка недвижимости и увеличением объема ипотечных займов. Хотя есть и проблемы, связанные с другими рынками — ценных бумаг, например. Но все равно видно, что основная проблема любого кризиса — такое кредитование, когда одолженные деньги не возвращают. — В России и СНГ банки предлагают только один механизм (алгоритм) погашения кредита: аннуитетный платеж. Это когда 95% ежемесячного платежа составляет погашение процентов по кредиту, а 5% — погашение самого кредита. Не кажется ли вам, что такая схема создает дополнительные риски банкротства заемщика? Должно ли государство вмешиваться в эту проблему? Должны ли банки предлагать альтернативные схемы и не планирует ли комитет отобразить эту проблему в своих очередных рекомендациях банковскому сектору? — Мне сложно прокомментировать конкретные страны — Россию, США или Евросоюз, я отвечаю за глобальное регулирование. — В России было признано, что базельские нормы работают эффективно, что необходимо продолжить их внедрение. Но бизнес жалуется: банки не дают кредиты, экономика стагнирует. Есть противоречие? — Нет, рост кредитования больше зависит не от регулирования, а от возможности самой экономической системы страны. Проблемы в экономике при хороших показателях «Базеля III» не противоречат им: возможно, банки как раз не выдают кредиты, потому что у них недостаточно капитала. Регуляторы стремятся, чтобы состояние банковской системы было таким стабильным, чтобы она не могла рухнуть. А, например, в некоторых странах часто случается так, что спрос на кредиты невелик: компании опасаются ситуации в экономике, не хотят расти. Установленные нами минимальные стандарты низкие, некоторые [экономисты] даже придерживаются мнения, что слишком низкие. Мы не занимаемся оценкой проблем в разных странах, это сфера компетенции национальных регуляторов — например, Банка России. У нас нет таких полномочий, все страны разные, мы не можем в достаточной степени оценить ситуацию. Если банки выполняют критерии «Базеля III», которые являются минимальными стандартами, но ситуация в экономике при этом плохая — это не проблема банков, это проблема экономики в целом. Мы разработали много методологических принципов для банков, в частности, касательно кредитов. Основнoй его принцип: долги должны быть погашены. Но мы не разрабатываем стандарты или законы, которые обязательно должны быть приняты банками на национальном уровне. На мой взгляд, мы разрабатываем принципы, соблюдение которых в долгосрочной перспективе должно привести к поддержанию работы безопасной и стабильной финансовой системы. Мы будем стремиться не к увеличению объемов кредитования, а к надежной, стабильной банковской системе. — Проводил ли комитет подсчеты, во что обойдется банковскому сектору введение базельских норм? В каком объеме придется делать отчисления на резервы, чтобы соответствовать нормам? Эти средства фактически изымаются из оборота, что не есть хорошо для экономики… — Нет, мы такую оценку не проводили. Многие думают, что Базельский комитет — это кучка технократов, которые разрабатывают некие правила, понятия не имея о том, что вообще происходит в мире. Но на самом деле комитет — это 27 стран, 45 организаций, все его члены с опытом работы в банковской сфере, поэтому мы понимаем воздействие принимаемых нами норм и рекомендаций. — После кризиса 2007–2008 годов развивающиеся рынки, страны БРИКС считались драйверами роста глобальной экономики, с ними связывали ускоренное восстановление. Сейчас стало очевидно, что это не так. Может быть, банковский сектор СНГ, БРИКС, некоторых азиатских стран нуждается в специальном регулировании, специальных рекомендациях, которые необходимы для восстановления роста? — Развивающимся странам лучше стараться соответствовать хотя бы минимальным стандартам развитых стран. Тем более что объем капитала у банков из таких стран обычно высокий, поэтому нет необходимости вводить дифференциацию базельских стандартов в будущем. — Ставит ли себе Базельский комитет решение такой проблемы, как поляризация доходов бедных и богатых? — Разрабатываем ли мы финансовую политику таким образом, чтобы сократить разрыв между богатыми и бедными? Нет. Это социальная инициатива, мы не занимаемся этим, это дело политиков и государственных деятелей, законодателей. Возвращаясь к тому, что я говорил ранее, мы разрабатываем минимальные стандарты для банковской системы, но не пытаемся влиять на социальное устройство. — Для России актуальна такая проблема: зависимость банковской системы от политических решений при формальной независимости? Отмечает ли комитет эту проблему на глобальных рынках и планирует ли ее решать с помощью «тонкой настройки» базельских норм? — Полная независимость банков от политической ситуации — то, чего мы хотим добиться в долгосрочной перспективе. Очень важно, чтобы на национальном уровне банки были независимы, чтобы никто не влиял на оценку их состояния органами банковского надзора. Но у комитета нет никаких юридических полномочий и прав, чтобы контролировать это. Мы не можем никого заставить применять именно эти стандарты. У нас есть так называемые основные принципы эффективного исполнения банковского надзора. Это 29 принципов, которые существуют уже более 30 лет, и мы обновляли их примерно четыре года назад. По ним банки в разных странах оценивают, например, и сотрудники Всемирного банка. Одно из базовых требований — независимость банковского надзора и избегание столкновения с политикой. — Заглянем в будущее. Через 50 или 100 лет, возможно, будет создан глобальный банковский комитет, требования которого станут обязательными для всех банков во всех странах? — Это нереально. Потому что это будет означать, что страны уступят значительную часть своего суверенитета этому глобальному регулятору для управления банками, а ведь банки невероятно важны для любой страны. Даже если банк работает во всем мире, у него обязательно есть штаб-квартира, есть конкретный регулирующий орган — например, ФРС в США. Не может появиться одного банка или организации, который будет отвечать за все это. Во всем мире существует много разных правовых систем, наборов правил, которые связаны с традициями ведения торговли в каждой отдельной стране. Для единого банковского органа нужно создать единую правовую систему для всего мира. Не могу представить, чтобы это произошло. — Это ваша личная точка зрения? — Это моя точка зрения, и никто в комитете не хотел бы, чтобы требования «Базеля» стали всеобщими и обязательными для всего мира. — Улавливаю иронию в вашем ответе, но Евросоюз испытывает проблемы именно потому, что страны ЕС договорились об общих таможенных границах и единых правилах торговли, а про единый банковский сектор не договорились. — Пример с ЕЦБ как раз доказывает сложность создания подобного регулятора, ответственного за фискальный бюджет не для одной страны, а для нескольких. Это лишь одна из очередных задач, и даже с ней пока не удается справиться. — Чем вы особенно гордитесь, каким итогом? — Мое наследие — трое детей, это самое важное. Но если рассуждать с профессиональной точки зрения, то мне кажется, что наиболее важным было завершение внедрения «Базеля III», в частности введение нормативов для российской банковской системы. Я впервые вошел в состав комитета в 1999 году. И каждый год происходит столько событий, нам столько всего нужно сделать. Но меня радует, что мы уже многого достигли: внедрили существенно новые банковские правила — как раз в форме «Базеля III». То, чего мы добились, серьезно повлияло на мировую банковскую систему, и я думаю, что это было положительное влияние. Я хочу сказать, что важно было не просто разработать правила и нормативы, но удостовериться, что они действительно востребованы и используются. Надеюсь, в долгосрочной перспективе мы увидим, что это серьезно поддержало мировую финансовую стабильность. Но это произойдет позже, прямо сейчас такие изменения не заметны. — Когда вы планируете завершить разработку очередных норм регулирования? — Самое важное, что я хочу сделать к концу этого года, — завершить реформу, которую мы начали. Правила и требования должны быть четкими и понятными для банков, банки должны понимать, чего от них хотят. Важно понимать, что то, что мы делаем здесь, в Базеле, — это минимальный стандарт. Мы ожидаем, что страны — например, Россия, США, Австралия или любая другая — примут эти минимальные стандарты, но стандарты могут быть повышены с учетом местных условий каждой страны. Многие страны стараются повышать стандарты, это важно. В некоторых странах очень быстро растет рынок недвижимости — например, в Австралии. Власти страны хотят избежать появления пузыря, поэтому они немного ужесточают правила, увеличивают количество необходимого капитала — именно так и должен работать «Базель III». — Кризис — удобное ли это время для введения очередных норм регулирования рынка? — «Базель III» окончательно оформился в конце 2010 года, а разрабатывали мы его во время кризиса 2007–2008 годов. Нам пришлось это делать именно из-за кризиса! Мы предложили свой план участникам G20, и они сказали: «Давайте, сделайте это, чтобы это заработало, это важно». Мы сразу начали работу, и за короткое время нормы «Базеля III» были приняты во многих странах, особенно в больших банках, самых крупных мировых банках, хотя им и было очень сложно соблюсти стандарты. Вот почему мы постарались дать им возможность приспособиться. Несмотря на то что «Базель III» был введен в 2010 году, мы отложили введение всех обязательных нормативов до 2018 года — чтобы банки смогли соответствовать стандартам, внедрить их. Мне кажется, важно вводить такие требования и в кризис, чтобы немного помочь банкам, стать для них определенной опорой. Боюсь, сейчас эта поддержка, которую мы оказали ранее, начинает ослабевать, исчезать.
Фактор ценовых колебаний нефти утрачивает свое значение для российской экономики. Колебания в диапазоне $40–50, как и санкции, перестали пугать как рядовых россиян, так и чиновников. Цены на нефть уходят из наиболее цитируемых тем в российских новостях. Стоимость «черного золота» ушла с рекордных минимумов и колеблется около $50. Эта цифра, видимо, не оказывает такого пугающего влияния на российских чиновников и аналитиков. К цене вдвое ниже комфортных $100 относятся уже как к привычной. К ней адаптировались, так же как и к санкциям. Министр экономического развития Алексей Улюкаев признался, что ему «совершенно неинтересны» решения ОПЕК (саммит состоится в начале июня) по добыче нефти (цитата по РИА «Новости»). «В период стабилизации нефтяных котировок они перестают оказывать значительное влияние на экономику в целом (речь идет в первую очередь об экономиках нефтедобывающих стран, в том числе и России)», — говорит Владимир Тихомиров, главный экономист ФГ БКС. «Фактор цены на нефть как фактор, влияющий на состояние рынков и динамику экономики, ослаб. И это является позитивом, так как чем меньше волатильность и перепады, тем лучше для финансовых рынков и инвестиционных процессов (в первую очередь в смысле планирования)», — соглашается Ярослав Лисоволик, главный экономист Евразийского банка развития. Когда с января (тогда цены опускались ниже $29 за баррель) по начало мая нефть подорожала более чем на 40%, это, безусловно, влияло на прибыль компаний-нефтеэкспортеров и на всю экономику стран в целом, так как на нефтяную отрасль опосредованно завязаны также финансовый, строительный, транспортный сектора и т.д., поясняет Тихомиров. Кроме того, колебания нефти оказывали прямое влияние через курсы валют — при росте цен приток валюты (в данном случае долларов, так как именно в них номинируются нефтяные контракты. — «Газета.Ru») в страну растет, соответственно, укрепляется национальная валюта. А это уже оказывает влияние на инфляцию, уровень цен и реальные доходы населения. Однако в последние несколько недель, когда цена барреля находится на уровне $44–49, роль нефтяных котировок значительно снизилась. С начала недели цена барреля Brent (к ней привязана стоимость российской Urals) колеблется в районе $49, но психологическую отметку в $50 пока не преодолела. Нефть уверенно растет с января, с начала апреля котировки стабилизировались приблизительно на уровне $45, рост продолжился после майских праздников. Нефть продолжала дорожать, даже несмотря на провал переговоров в катарской Дохе 17 апреля, где ОПЕК и ряд стран, не входящих в картель (в первую очередь Россия), должны были договориться о заморозке уровня добычи. Поддержку баррелю оказали как временные факторы: пожары в Канаде (в районе нефтеносных песков), перебои с поставками из Нигерии из-за атак радикальных группировок и забастовка нефтяников в Кувейте, так и фундаментальные: постепенно снижающийся избыток предложения при растущем спросе на мировом рынке нефти. Один из главных «медведей», инвестбанк Goldman Sachs, в начале года прогнозировавший падение цен ниже $20 за баррель, теперь предупреждает о возможном дефиците на нефтяном рынке. По прогнозам GS, уже во втором квартале 2016 года он составит около 71 тыс. баррелей в сутки. Но не стоит спешить говорить о том, что нефть окончательно (или хотя бы на долгий срок) сбалансировалась. То же самое происходило в первой половине прошлого года, когда баррель и рубль стабилизировались, а во втором полугодии вновь началось падение. Мы не застрахованы от повторения ситуации, так как факторы, оказывающие давление на цену нефти, все еще действуют. «В первую очередь это снижение экономического роста в Китае, влекущее за собой снижение спроса на нефть. Во-вторых, все больше сигналов о том, что Федеральная резервная система США готова поднять ставку, а это приведет к укреплению доллара и соответствующему ослаблению нефтяных котировок. Плюс добавился новый фактор: возможный выход Великобритании из состава ЕС», — говорит Лисоволик. В связи с этим инвесторы могут предпринять так называемое бегство от риска, в частности — из сырьевых активов, что подорвет позиции нефти.
Ирак может получить от Международного валютного фонда кредит на сумму $5,7 млрд. Деньги необходимы республике на сокращение дефицита бюджета в размере $21 млрд, который возник из-за резкого падения цен на нефть. Также Ирак сильно пострадал из-за действий ИГ. Но кредит еще требует одобрения исполнительного совета МВФ, а Ираку нужно пойти на непопулярные меры сокращения расходов бюджета. На лучшие времена в стране рассчитывают и российские игроки — «Газпром нефть» и «ЛУКойл». Международный валютный фонд (МВФ) и Республика Ирак заключили соглашение о выдаче последнего трехлетнего пакета финансовой помощи в размере $5,4 млрд. Средства будут направлены на борьбу с экономическим спадом, причиной которому стали война с «Исламским государством» (террористическая группировка, деятельность которой запрещена в ряде стран, в том числе в России) и низкие цены на нефть, пишет Reuters. Сумма вспомогательного кредита будет переведена стране в рамках 13 траншей в течение трех лет, до июня 2019 года, рассказал глава миссии МВФ в Ираке Кристиан Джозс. Что касается возврата средств, то деньги надо будет вернуть в течение восьми лет, которые также включают трехлетний льготный период кредитования. Размер процентной ставки составит от 1 до 1,5%, в зависимости от того, какую сумму решат одолжить иракские власти. Цель программы заключается в достижении Ираком приемлемого, по мнению МВФ, уровня госзадолженности — 75% ВВП к 2020 году. В прошлом году этот показатель составлял 53%, но в нынешнем из-за политических и экономических проблем достигнет он уже 77%. Соглашение пока предварительное — окончательное решение должен принять в июне-июле исполнительный совет организации. Но в Ираке уже возлагают на договоренности определенные надежды. Помимо непосредственной суммы поддержки сделка с фондом, достичь договоренности по которой удалось после недельных переговоров, может позволить Ираку вернуться на международный рынок заимствований, заявил министр финансов Ирака Хошияр Зебари. «Программа помощи позволит нам выпускать облигации и улучшить наш кредитный рейтинг. Благодаря ей мы сможем выиграть время для того, чтобы провести столь нужные нам реформы», — отметил он. Соглашение Ирака и МВФ станет первым шагом, который может убедить других доноров предоставлять больший объем финансирования, говорит Джозс. Так, обе стороны ожидают, что Ирак сможет получить в этом и следующем годах около $15 млн в виде помощи от МВФ, Всемирного банка и, возможно, стран G7, встреча которых состоится в Японии в мае, сообщает Bloomberg. Тем не менее на пути кредитных средств стоят их условия выдачи. Для получения финансовой помощи Ираку, как и другим странам, претендующим на поддержку со стороны МВФ, придется пойти на сложные, а где-то и непопулярные меры. В их числе повышение налоговых и таможенных сборов, оптимизация цен на электроэнергию, усиление банковского контроля, направленное на борьбу с коррупцией и отмыванием денег. Пересмотреть нужно будет и расточительную государственную программу распределения продуктов. Речь также идет о сокращении миллиардных задолженностей перед зарубежными нефтегазовыми компаниями. Как пишет Financial Times со ссылкой на некоторых местных политиков, есть вероятность, что правительство не сможет выполнить требования МВФ. Они могут вызвать недовольство среди граждан, а страна в последнее время и так сталкивается с протестами и беспорядками. По экономике Ирака сильно ударило падение цен на нефть. Ранее на черное золото приходилось до 95% доходов бюджета. Сейчас баррель Brent торгуется у отметки $48,5, что более чем в два раза ниже значений июля 2014 года, когда котировки начали падать. Тогда баррель оценивался в $110. В 2015 году цена одного барреля снизилась примерно на 34%, с $55,38 в начале января до $36,6 в конце декабря. Сейчас цены еще на подъеме — в январе 2016 года они опускались до $28. Только в этом году дефицит бюджета в Ираке без учета международной помощи ожидается на уровне $17 млрд, или 12% ВВП, следует из документов МВФ. При этом Ираку придется снизить прогнозную цену на нефть, на основе которой сводится бюджет, что увеличит текущий общий дефицит в размере $21 млрд еще на несколько миллиардов. Свой отрицательный вклад внесло и противодействие ИГ, которое захватило часть территории страны. Война вынудила покинуть свой дом более 4 млн иракцев. Два рейтинговых агентства, S&P и Fitch, присвоили Ираку кредитный рейтинг B–, со «стабильным» и «негативным» прогнозами соответственно. По данным Центробанка Ирака, в 2012 году рост экономики страны составил 13,9%, в 2013-м — 6,6%, а в 2014-м она просела на 2,1%. Но ситуация в ближайшее время может улучшиться. Так, S&P считает, что в 2016 году экономическая активность страны вырастет на 0,3%, а в следующие три года будет расти на 5% ежегодно. По прогнозу Всемирного банка, уже в 2016 году рост ВВП составил 3,1%, а в 2017-м — 7,1%. Вероятно, поэтому свое присутствие в Ираке пока не сокращают международные компании, в том числе и российские. На данный момент из отечественных нефтегазовых компаний в Ираке работают «Газпром нефть» и «ЛУКойл». Первая ведет работы в Иракском Курдистане (блоки Garmian, доля — 40%, Shakal — 80%, Halabja — 80%) и в мухафазе Васит (месторождение «Бадра»). На блоке Garmian «Газпром нефть» уже ведет промышленную добычу на месторождении Sarqala, накопленная добыча здесь на сегодняшний день составляет около 2,9 млн баррелей нефти. Вторая компания, «ЛУКойл», занимается на юге страны разработкой крупнейшего месторождения «Западная Курна – 2». В конце апреля нефтегазодобытчик и иракский премьер-министр Хейдар аль-Абади договорились об увеличении добычи нефти и обсудили возможность увеличения российских инвестиций в нефтяной сектор Ирака.
В понедельник состоится первое заседание рабочей группы Экономического совета при президенте по структурным реформам, а 25 мая соберется и сам совет с участием Владимира Путина. С основными докладами на совете, как предполагается, выступят экс-министр финансов Алексей Кудрин, бизнес-омбудсмен Борис Титов и министр экономического развития Алексей Улюкаев. Безусловным фаворитом «борьбы концепций» выглядит Алексей Кудрин. В апреле он вернулся в большую политическую игру, став ответственным за разработку программы реформ: экс-министр финансов был назначен заместителем председателя экономического совета при президенте и избран главой совета Центра стратегических разработок. Свою позицию Кудрин высказывает регулярно, в том числе через государственные телеканалы. Например, 21 мая он дал интервью программе «Вести в субботу». «Можно говорить, что дно (кризиса. — «Газета.Ru») пройдено, скорее всего, наверное, мы где-то близко к этому определению находимся. Но, к сожалению, поскольку модель экономики старая отработана, новая еще не сформировалась, даже вот пройдя дно, мы останемся на этом дне», — сказал он, в частности. По мнению Кудрина, российской экономике сейчас не хватает «определенной решительности». «Мы оттягиваем важные реформы. Это станет причиной и оттягивания начала экономического роста», — считает экс-министр финансов. При этом он постоянно предостерегает от использования рецептов своих главных оппонентов — членов Столыпинского клуба и соавторов программы «Экономика роста» Сергея Глазьева и Бориса Титова. Ни тот ни другой не вошел в состав возглавляемой Кудриным рабочей группы «Приоритеты структурных реформ и устойчивый экономический рост», первое заседание которой состоится 23 мая в Центре стратегических разработок. Ее членом стал лишь наиболее «умеренный» участник Столыпинского клуба, бывший заместитель главы Минэкономразвития, заместитель председателя ВЭБа Андрей Клепач. Кудрин в своем телеинтервью говорит, что не надо накачивать экономику деньгами, поскольку это даст краткосрочный эффект, а надо проводить структурные реформы, чтобы обеспечить длительный устойчивый рост. «Самое главное сегодня в нашей перспективе, в нашей экономике — это экономический рост. Как нам прийти к экономическому росту не на один-два года — это надуть очередной пузырь. У нас будет некоторое оживление, а затем снова обвал… Давайте мы снова добавим денег, кто-то что-то закажет… Но через два года этот источник, этот запал иссякнет», — уверен Кудрин. Наполнить экономику деньгами У Глазьева и Титова телевизионной трибуны нет, но зато у них есть готовая программа «Экономика роста», которую по распоряжению премьер-министра Дмитрия Медведева изучают сейчас в министерствах и ведомствах. Главное, за что эта концепция подвергается резкой критике со стороны либеральных экономистов и чиновников (в лагере Кудрина находятся такие тяжеловесы, как министр финансов Антон Силуанов, председатель ЦБ Эльвира Набиуллина и глава Сбербанка Герман Греф), — это то самое предложение «дать денег». «Главная ценность нашей программы «Экономика роста» — это инструкция, как стране заработать по-новому, доказать, что экономика может жить без нефти. Мы-то даем рецепты. А у Кудрина с рецептами не очень.», — объяснил Титов в интервью «Газете.Ru» В программе Столыпинского клуба говорится, что есть неудовлетворенный спрос в корпоративном секторе на инвестиционные ресурсы. Удовлетворять его предлагается в основном за счет целевой эмиссии со стороны Банка России. Необходимо «обеспечить вложение не менее 1,5 трлн руб. в год на поддержку инвестиционного роста путем финансирования институтов развития и рефинансирования коммерческих банков, в том числе в рамках программы развития проектного финансирования», говорится в программе. Борис Титов на прошедшем на днях заседании Столыпинского клуба заявил (его слова приводит агентство RNS), что «ничего страшного» в разговорах о допэмиссии нет, если эта эмиссия «контролируемая и в очень ограниченных объемах». Целевая эмиссия позволит получить прибыль с каждого вложенного рубля, уверен он. «У государства есть эта возможность эмитировать деньги. На самом деле эмиссия идет постоянно», — полагает Титов. По его мнению, регулятор оказывает поддержку банковскому сектору «на триллионы», хотя она «тоже большого влияния на экономику не оказывает». Пенсионный возраст все равно повысят Авторы «Экономики роста» уверены, что реализация их идей приведет к росту экономики не менее чем на 5% в год. Андрей Клепач, правда, говорит о 3%, а Алексей Кудрин, как уже отмечалось, предлагает не гнаться за темпами, а сосредоточиться на болезненных реформах. В частности, он отстаивает необходимость повышения пенсионного возраста для мужчин и женщин до 63 лет. «Одно из моих предложений — после парламентских выборов этого года объявить о новой модели пенсионной системы, о повышении пенсионного возраста. А само повышение растянуть как минимум на 12 лет. Потому что если повышать пенсионный возраст на полгода каждый год, то, чтобы повысить его даже на три года, потребуется шесть лет. А чтобы женщинам повысить с 55 до 63 лет — целых 16 лет. Чтобы не потерять три года, нужно объявить об изменениях сейчас, а начать реформы уже после выборов», — сказал экс-глава Минфина в интервью изданию Harvard Business Review. По мнению Кудрина, вопрос пенсионной реформы стоит на втором месте среди задач по улучшению инвестиционного климата. «Количество работающих в стране уменьшается, количество пенсионеров — увеличивается. Сейчас, когда зарплаты в реальном выражении расти перестали, мы должны хотя бы сохранить пенсии в реальном выражении. Поскольку пенсионные взносы уже не могут этого обеспечить, приходится все больше залезать в бюджетную систему в объеме примерно 200 млрд руб. в год. Так что цена пенсионных проблем невероятно высока», — уверен Кудрин. Предложение о повышении пенсионного возраста есть и у Алексея Улюкаева. Этот пункт содержится в материалах Минэкономразвития к заседанию Экономического совета, которые были обнародованы 22 мая. Ведомство отмечает, что возврат к высоким темпам роста невозможен даже при возвращении высоких цен на нефть. «Наши расчеты показывают, что даже в условиях высоких цен на нефть, то есть выше $50 за баррель, возвращение на прежнюю траекторию роста — 5–7% в год — практически невозможно», — говорится в документе. Много вкладывать Упор в Минэкономразвития предлагают сделать на инвестиционной политике. В докладе указывается, что оптимальное соотношение между текущим потреблением и инвестициями, исходя из максимизации выпуска, согласно различным моделям, находится в диапазоне 22–25% ВВП. Для того чтобы выйти на это соотношение, инвестиции в ближайшие годы должны расти на 7–8% в год при сохранении тенденции стагнации текущего потребления. Инвестполитика для выхода на такие темпы роста капвложений состоит из трех пунктов: создание и поддержание инвестиционного ресурса, создание условий для трансформации сбережений в инвестиции, стимулирование инвестиционной активности через механизмы государственной поддержки. Последний пункт в значительной степени перекликается с инициативами Столыпинского клуба и Андрея Клепача. Ведомство считает необходимым резко снизить административную нагрузку и давление на бизнес. Здесь предлагается сокращение различных видов отчетности, уменьшение количества проверок за счет ускорения реформы контроля, надзора и внедрения риск-ориентированных подходов, пересмотра устаревших обязательных требований по наиболее распространенным видам надзора. Важно также обеспечить стабильность регуляторного режима для бизнеса, полагают в Минэкономразвития, на практике минимизировать «ситуативные» изменения в законодательство, вводящие новые требования и издержки для бизнеса, либо через оценку регулирующего воздействия ко второму чтению в Госдуме, либо через инструменты, имеющиеся в распоряжении администрации президента. «По нашим оценкам, только за счет наведения порядка в государственном регулировании бизнеса можно снизить издержки на несколько сотен миллиардов рублей в год», — отмечается в материалах министерства. Необходимо и кардинальное снижение рисков незаконного уголовного преследования предпринимателей через продолжение работы по изменению как уголовного и уголовно-процессуального законодательства, так и системы мотивации правоохранительных органов и судебной системы. Стоит отметить, что пункт о существенном улучшении условий ведения бизнеса будет во всех трех докладах. Пожалуй, тут разница будет только в деталях. Ключевые расхождения останутся в области денежно-кредитной политики и участия государства в инвестиционном процессе. Очевидно, что Владимир Путин не станет принимать решений о параметрах своей программы 25 мая. Процесс выбора будет долгим и сложным, а конкуренция между мозговыми центрами — жесткой. Впрочем, итоговый набор тезисов почти со стопроцентной вероятностью будет компромиссом между позициями Кудрина и Титова — Глазьева: болезненные реформы с отложенным эффектом и стимулирование роста за счет дешевых и длинных денег.
Рост промышленного производства составил по итогам апреля 0,5%, за первые четыре месяца 2016 года производство в России практически не сократилось. Данные апреля дают основания предполагать в мае--июле "промышленный ренессанс", ограниченный по срокам,— возможно, сроки, в течение которых слабый рубль поддерживал промышленность, недооцениваются. Замедление роста потребительских цен и рост конкуренции на рынке промышленность, ориентированная на внутренний спрос, начнет ощущать с осени 2016 года. Апрельская сводка промпроизводства, опубликованная Росстатом, оказалась неожиданно для аналитиков позитивной. Консенсус Bloomberg по российскому промпроизводству для этого месяца был отрицательным (минус 0,5%), сводка Росстата дает рост на 0,5%. Этот успех не стоит ни переоценивать, ни недооценивать. С одной стороны, в пользу апрельского роста играют и чрезвычайно низкая база апреля 2015 года (когда был зафиксировал спад на 4,5% год к году), и ряд чисто статистических эффектов (рост производства турбин более чем в два раза — это особенности учета в энергомашиностроении). По расчетам Дмитрия Полевого из ING, сезонно очищенный рост промпроизводства год к году составлял в марте--апреле 0,1-0,3%. Сам Росстат изменений очищенного от сезонности роста промпроизводства в апреле по отношению к марту не обнаруживает (0%). На более длинном отрезке все еще лучше: в январе--апреле промпроизводство в РФ сократилось всего на 0,1% по отношению к тому же периоду 2015 года. Это вполне уверенная стагнация, ее подтверждает и неизменность индексов PMI для апреля. Данные в отраслевом разрезе дают повод даже для большего оптимизма. Апрельский выпуск utilities (производство и распределение электроэнергии, газа и воды) был на 0,4% ниже, чем в апреле 2015 года, видимо, из-за климатических факторов. Зато и в добыче полезных ископаемых, и в обработке рост есть, и вряд ли это статистический выброс: в добыче он составил год к году 1,7% (январь--апрель — 3,1%), в обработке прирост отмечен впервые за много месяцев — 0,6% (последний раз обработка росла в 2014 году). Постепенно выравниваются и начинают расти показатели секторов, ориентированных на внутренний спрос и экспорт в СНГ: от производства тканей и обуви до бумаги и картона. Продолжается вполне впечатляющий рост в химических подотраслях: 4,9% в январе--апреле к данным 2015 года в производстве лакокрасочных материалов, 14,2% — химволокон, 4,5% — в производстве удобрений и пластмасс. Производство, связанное со стройотраслью, как и основное производство в автопроме, по сводкам Росстата предсказуемо сокращается. Но апрельские показатели в металлургии (3,5% роста выпуска чернометаллургического проката и чугуна, 1,7% — стали) дают основания полагать, что апрельский рост в промышленности может быть не случаен. Оценки Центра макроэкономического анализа и прогнозирования (ЦМАКП) практически совпадают с оценками Росстата: по их данным, промпроизводство в апреле к марту (без учета сезонности) составило 99,9%, в годовом выражении — 99,3%. "Стагнация продолжается, хотя отраслевая картина неоднородна",— отмечает Владимир Сальников из ЦМАКП. По его данным, среди растущих отраслей — химпром (за счет докризисных инвестиций) и металлургия (предположительно, за счет экспорта, поскольку основные потребители — строительство и машиностроение — сейчас не в лучшем положении). В кризисе, говорит эксперт, и пищевое производство: отрасль почти не росла последние полтора года, несмотря на слабый рубль и контрсанкции. В прочих отраслях ЦМАКП наблюдает, как правило, слабый восстановительный рост. Несмотря на то что и ЦБ, и Минэкономики считают стимулирующий эффект для промышленности от снижения курса рубля исчерпанным, на практике он вполне может длиться еще несколько месяцев. Отметим, на сегодняшний день промышленность в РФ пока практически не почувствовала быстрого снижения индекса потребительских цен (за исключением пищевой промышленности, где выпуск стагнирует) — скорее всего, это произойдет осенью. Сокращение инфляционного фона обычно ассоциируется с усилением конкуренции, что для российской промышленности исторически дискомфортно. Осенью 2016 года вполне возможный "промышленный ренессанс", который дополнится и мини-бумом в пищевой переработке в случае хорошего урожая, в такой ситуации имеет шансы продолжиться комфортной стагнацией выпуска на все том же уровне 2014 года.
Неизвестно, сколько их, но они точно существуют в Дании и Бельгии. Речь идет о людях, которые купили в кредит дом и которым теперь банк платит за выданные деньги. Отрицательные процентные ставки для частных заемщиков — еще несколько лет назад такое невозможно было даже представить, а сегодня это реальность. Но не стоит слишком за них радоваться — возможно, новый кризис уже на пороге. Россиянам, жалующимся на высокие ставки ипотечных кредитов, остается только позавидовать европейцам, некоторым из которых банки доплачивают «в благодарность» за взятый кредит. Первым банком, который перешел к отрицательным ставкам по кредитам, стал Nordea Bank. Дело было в Дании еще в начале прошлого года. С тех пор как минимум еще два банка в Бельгии — BNP Paribas и ING — приплачивали своим клиентам. Об этом, в частности, не так давно сообщало издание Het Neuwsblad. В банках, о которых шла речь, утверждали, что отрицательные ставки касались только «ограниченного числа контрактов». Указанные ситуации возникают по кредитам с плавающей процентной ставкой (это в основном ипотечные кредиты), зависящей от ключевых и межбанковских ставок, поясняет Наталья Павлунина, начальник управления розничных продуктов департамента розничного бизнеса Локо-банка. При достижении, например, ключевой ставкой отрицательных значений процентная ставка по кредиту также становится отрицательной. Текущие значения европейской межбанковской ставки предложения Euribor и ряда других стали отрицательными и в зависимости от срока колеблются от –0,348% за месяц до –0,012% за год, отмечает гендиректор АО «ВТБ Регистратор» Константин Петров. Соответственно, если при этом ряд банков в своих кредитных договорах привязали клиентские ставки к Euribor, то получается, что уже не клиент банку, а банк должен платить клиенту за то, что выдал ему кредит. Отрицательные значения ставок на межбанковском рынке и весь феномен отрицательных ставок в целом являются следствием проводимой Европейским ЦБ (а также центробанками других развитых стран) сверхмягкой денежно-кредитной политики. «Центробанки большинства развитых стран в последние пять лет проводят стимулирующую денежно-кредитную политику, снизив до минимума ставки по кредитам и вводя отрицательные ставки. Европейский центробанк и Банк Японии с помощью отрицательных ставок пытаются стимулировать экономику. Центробанки европейских стран (Швейцарии, Швеции, Дании) используют отрицательные ставки по депозитам для сокращения притока капитала и корректировки курса национальных валют по отношению к евро», — отмечает Дмитрий Монастыршин, главный аналитик аналитического управления Промсвязьбанка. Европейский ЦБ предпринял новый виток ослабления своей политики на заседании 10 марта этого года. Он понизил ключевую ставку с 0,05% до нулевого уровня, ставка по депозитам была понижена с –0,3 до –0,4%. Кроме того, был расширен объем выкупа активов с рынка с €60 млрд до €80 млрд в месяц. Глава Марио Драги де-факто не исключил введения и отрицательной ключевой ставки. «Забегая вперед, принимая во внимание текущий прогноз по ценовой стабильности, совет управляющих ожидает, что ключевые процентные ставки ЕЦБ останутся на текущих или более низких уровнях в течение длительного периода времени», — сказал он. Отрицательная ставка (по депозитам) должна в идеале стимулировать коммерческие банки больше кредитовать, а не копить деньги на счетах в ЦБ. Население же, для которого снижается доходность по вкладам, должно больше тратить, что вкупе с эмиссионной накачкой должно разогнать инфляцию до целевых 2% и повысить доходы корпоративного сектора. На практике все выходит не так гладко. Население не тратит, а сберегает, но все чаще предпочитает хранить деньги на счетах до востребования (это требует от банков иметь большой объем ликвидности, что невыгодно) или вообще держит их дома в виде наличных. Инфляция не растет (в еврозоне в этом году уже неоднократно фиксировалась дефляция), поскольку дешевые энергоносители тянут потребительские цены вниз. Аналитики Bank of America считают, что «до сих пор отрицательные процентные ставки не смогли способствовать повышению инфляционных ожиданий в еврозоне, Швейцарии и Японии и показали лишь незначительную эффективность в этом плане в Швеции». Алан Гринспен, экс-глава ФРС, в одном из своих интервью Bloomberg отмечал, что отрицательные ставки ведут к сокращению объемов капзатрат, а низкие инвестиции не позволяют увеличивать производительность труда. Как результат — низкие темпы роста экономики. Банки вынуждены вкладывать деньги в высоколиквидные гособлигации, но их доходность зачастую также отрицательная. Немецкий журнал Der Spiegel приводит такие данные. В настоящее время в еврозоне обращаются облигации с отрицательной доходностью на сумму €2,6 трлн. При покупке семилетних госбумаг Германии каждый год инвестор будет терять €2 с каждой тысячи. Получается замкнутый круг, который ведет только к падению доходов в банковской системе. Опасный эксперимент Аналитики американского банка Morgan Stanley называли отрицательные ставки ЕЦБ «опасным экспериментом». «Мы считаем, что потенциальное снижение рентабельности банковского бизнеса в связи с низкими базовыми и отрицательными депозитными ставками будет одним из основных факторов риска для европейских банков в 2016 году», — полагают в Morgan Stanley. Российские аналитики также не видят ничего хорошего в отрицательных ставках. Константин Петров полагает, что текущая финансовая политика искусственного экономического стимулирования за счет сверхнизких ставок и наращивания денежной массы в условиях снижения реального производства ведет не к инфляции, а к дефляции и продолжению спекулятивного роста на фондовых рынках, где концентрируется избыточная ликвидность. Это может негативно отразиться на устойчивости банков и вместо стимулирования экономического роста привести лишь к затяжной стагнации. «В итоге это может привести к большим проблемам в финансовой инфраструктуре и очередному витку финансового кризиса», — считает он. Андрей Шенк, аналитик УК «Альфа-Капитал», полагает, что истории с отрицательными клиентскими ставками — это разовые аномалии и массового характера такие кредиты носить не будут, поэтому конкретно эти случаи угрозы для банковской системы не несут. Но глобально отрицательные ставки создают определенные риски, в том числе они вынуждают банки корректировать подход к риск-менеджменту, увеличивая экспозицию на риск для того, чтобы компенсировать снижение доходов от падения ставок и разместить избыточную ликвидность, отмечает он. «В результате этого на рынках могут надуваться пузыри, которые в конечном счете как минимум осложнят процесс нормализации денежно-кредитной политики, а при плохом сценарии могут спровоцировать новые волны кризиса», — опасается Андрей Шенк. В то же время аналитики считают, что банки не станут мириться с отрицательными ставками. «Вряд ли банки допустят, чтобы это явление приобрело массовый характер», — полагает Константин Петров. Дмитрий Монастыршин обращает внимание на то, что, поскольку для банков развитых стран появилась возможность привлекать средства от клиентов и регуляторов по отрицательным ставкам, банкам удается сохранить маржу по клиентским договорам, даже если ставка по ним уходит в минус. При этом стоит обратить внимание, что даже при отрицательных ставках по кредиту клиенту, скорее всего, придется платить банку небольшую сумму помимо основного долга за счет наличия комиссий за обслуживание. «Однако ситуация, когда кредитор платит заемщикам, по своей сути абсурдна и банкиры соответствующих стран уже принимают меры по защите своих капиталов», — отмечает Наталья Павлунина. По ее словам, ряд европейских банков уже дополнили свои условия ипотечного кредитования, зафиксировав минимально возможное значение ставки по кредитам, а также обратились к регулирующим органам для разъяснений и возможности изменения законодательства. Единственный вопрос, на который пока нет ответа, заключается в том, как будет существовать финансовая система, если ЕЦБ и другие регуляторы продолжат смягчать свою денежно-кредитную политику, а инфляция и экономика не восстановятся.
Сразу два российских авиаперевозчика получили допуск на выполнение рейсов в города Исламской Республики Иран. Популярность Ирана как туристического направления после снятия санкций может возрасти, но не исключено, что перевозчикам придется предлагать для этого более низкие цены. Пока самолеты в ИРИ летают полупустые — у Iran Air по направлению Москва — Тегеран загрузка достигает лишь 40%. Авиакомпания «Сибирь» (летает под брендом S7) получила право летать из Москвы в Тегеран семь раз в неделю, из Москвы в Исфахан и Мешхед — по два раза в неделю, а также три раза в неделю — из Санкт-Петербурга в Тегеран, сообщается на сайте Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация). Помимо «Сибири» допуск на выполнение рейсов из Москвы в Тегеран семь раз в неделю получила авиакомпания «Уральские авиалинии». В Иран планировали летать и другие авиаперевозчики: авиакомпания «Грозный авиа» собиралась летать в Тегеран из Казани и Астрахани, «ВИМ-Авиа» и «Северный Ветер» — из Москвы и Санкт-Петербурга, «Икар» — из Сочи в Тегеран. Но эти перевозчики не получили разрешения на полеты. В авиакомпании «Уральские авиалинии» рассказали, что в настоящее время специалисты изучают возможность и прорабатывают вариант организации такого рейса. «Окончательное решение еще не принято, поэтому говорить о конкретных сроках начала выполнения полетов преждевременно», — пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе авиаперевозчика. «Мы действительно видим большой потенциал этого рынка», — отметили «Газете.Ru» в «Сибири». При этом в компании не стали рассказывать о старте продаж билетов по этим направлениям, а также о планируемой загрузке рейсов, объяснив, что «предстоит большая подготовительная работа». Выбранный для полетов S7 Исфахан является одной из основных точек туристического интереса в стране — в городе сосредоточено много памятников исламской архитектуры. Мешхед традиционно ориентирован в большей степени на паломнические поездки мусульман шиитского толка (в городе расположена гробница восьмого шиитского имама — Резы.) Авиакомпании могут рассчитывать на рост спроса со стороны туристов из обеих стран, но никак не предпринимателей. Торговое сотрудничество Ирана и России замерло на отметке $1 млрд, из тегеранских бизнесменов в Россию в основном приезжают экспортеры орехов и ковров. Российское бизнес-присутствие в последние годы было обеспечено атомной отраслью — строительством атомной станции в Бушере. Со снятием санкций конкуренция на иранском рынке для России только возрастет. «Не dream destination» В прошлом году из России в Иран российским «Аэрофлотом» (со стороны России летал только «Аэрофлот») было перевезено 22,5 тыс. человек, а из Ирана в Россию — 23,2 тыс. пассажиров, свидетельствуют данные Росавиации. Данных о пассажиропотоке по этому направлению иранской авиакомпании Iran Air нет. Однако, по информации Росстата, за первые три квартала 2015 года Россию посетили 33,6 тыс. иранцев (+111% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). За первые четыре месяца 2016 года средний чек на рейсах из России в Иран составил 28 534 руб., подсчитали для «Газеты.Ru» в онлайн-поисковике Aviasales. «Количество броней можно сравнить с Бразилией, при этом количество поисков — около 25 тыс., ближе к Коста-Рике. Из этого можно сделать вывод, что Иран — далеко не dream destination», — отметил представитель компании Янис Дзенис. По его словам, минимальная цена перелета туда-обратно составляет 21 465 руб. Долететь до нестоличных аэропортов можно рейсами турецких и ближневосточных перевозчиков, но 90% запросов приходится именно на Тегеран. Пока рассчитывать на аншлаг отечественным авиакомпаниям не приходится. Загрузка самолетов по направлению Москва — Тегеран сейчас составляет порядка 40%, рассказали «Газете.Ru» в Iran Air. Но некоторый рост интереса к ИРИ все же наблюдается. «Это направление становится для российских путешественников новой экзотикой, и мы считаем его одним из самых перспективных на ближайших год. За январь—май 2016 года число бронирований авиабилетов в Иран по сравнению с тем же периодом прошлого года выросло в 2,5 раза», — отметил представитель Skyscanner в России Дмитрий Хаванский.
Украинский рынок труда, похоже, пережил худшие времена. В апреле количество вакансий увеличилось на 20%, а соискателей, наоборот, сократилось на 5–6%. Но работодатели не спешат повышать заработные платы, апеллируя к неблагоприятной ситуации в экономике. Сейчас Украина — среди лидеров по минимальной оплате труда в мире. С декабря «минималка» составит $63,5. Устроиться на работу на Украине стало проще. По данным Государственной службы статистики, в апреле по сравнению с мартом количество безработных сократилось на 7%. Общее количество людей, которые не могут найти работу, составляет 434,7 тыс. человек. В апреле, по данным ведомства, трудоустроились 11,6% от общего количества безработных, тогда как месяцем ранее — 9,6%. Активность работодателей подтверждают и эксперты. По данным одного из крупнейших на Украине специализированных порталов rabota.ua, в апреле количество вакансий выросло на 28%. Причем больше специалистов ищут не только компании в столице и области, но и в регионах — Херсонской, Волынской, Полтавской, Запорожской, Хмельницкой, Одесской и Николаевской областях. «С начала года украинский рынок труда демонстрирует стабильную положительную динамику по приросту числа вакансий. Это значит, что, несмотря на непростую ситуацию в стране, работодатели находят возможность открывать новые рабочие места», – говорится в сообщении HeadHunter. В апреле база данных кадрового портала насчитывала около 58 тыс. резюме и около 20 тыс. вакансий. Экономика выходит из кризиса Чаще всего работодатели набирают рядовых сотрудников в сфере логистики, транспорта, строительства, торговли, IT и ресторанного бизнеса. Активно предприятия занимаются поиском специалистов, которые готовы продавать продукцию на экспорт. Украинские компании стараются воспользоваться вступившей в силу с начала этого года Ассоциацией о свободной торговле с ЕС. Количество вакансий для топ-менеджеров, наоборот, сократилось примерно на 16%. Активизация украинского рынка труда наблюдается впервые за последние полтора года. Связано это со стабилизацией экономической ситуации в стране. По данным Государственной службы статистики, в первом квартале ВВП страны вырос на 0,1%, а промышленное производство — на 3,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Гривна стабильна на протяжении последних двух месяцев, что вселяет оптимизм в бизнесменов. «Мы видим, что ситуация в Украине стабилизируется, и с точки зрения бизнеса нам очень нравится то, что там происходит», — сообщил гендиректор авиакомпании Йожеф Варади в интервью польскому порталу fly4free.pl и добавил, что перевозчик расширит свое присутствие в стране. Украинцы — самые бедные Но рост количества предложений совсем не означает, что работодатели готовы повышать заработную плату своим сотрудникам. Основная масса компаний предлагает потенциальным сотрудникам довольно скромный оклад: в Киеве он составляет 7–8 тыс. грн (18–21 тыс. руб.), а в регионах — 4–4,5 тыс. грн (10–12 тыс. руб.) в месяц. Директор по HR крупной торговой компании, которая пожелала остаться неназванной, сообщила, что нагрузка на сотрудников активно растет. «Она увеличилась примерно в полтора раза — все работодатели очень осторожно подходят к расширению штата, поскольку наблюдаемая на рынке стабильность — шаткая», — говорит она. Заработная плата на Украине — одна из самых низких в Европе, и ситуация по сравнению с прошлым годом не сильно изменилась. По информации компании EuroStat, в 2015 году минимальный месячный доход украинцев составил €51,7, в России — €107, Литве — €300, Румынии — €218, Польше — €410, а во Франции — €1458 в месяц. Между тем на этой неделе Верховная рада Украины приняла закон о повышении с 1 декабря 2016 года минимальной пенсии, зарплаты, а также прожиточного минимума на 10%, передает телеканал «112 Украина». Согласно закону, размер минимальной зарплаты с 1 декабря вырастет с 1,516 тыс. до 1,6 тыс. грн ($63,5), прожиточный минимум — с 1,399 тыс. до 1,544 тыс. грн ($61,3), минимальная пенсия — с 1,074 тыс. до 1,13 тыс. грн ($44,7). Ранее премьер-министр Украины Владимир Гройсман выразил уверенность, что средняя зарплата в стране может быть на уровне €1 тыс. При этом, согласно опросу HeadHunter, который был проведен в апреле, только 13% «белых воротничков» никогда не испытывали материальные трудности. Оставшиеся периодически сталкиваются с нехваткой денег, а половина опрошенных не могут прожить на свою заработную плату. В результате потребительский спрос остается на низком уровне. Несколько руководителей торговых сетей рассказывают, что покупатели практически полностью отказались от импорта и импульсных покупок, а также стали активнее приобретать исключительно «социальные группы товаров» (базовые продукты питания — масло, хлеб, крупы и пр.). «Потребители отказываются от импортной морской рыбы в пользу украинской речной», — приводит пример экономист Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь. Только 3% от общего количества жителей страны позволяют себе отдых на зарубежных курортах, на 30% в первом квартале снизились продажи одежды и обуви по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. До конца 2016 года ситуация существенно не изменится, поскольку существенных прорывов в экономике не будет. ВВП страны вырастет в этом году не более чем на 2%, и этот показатель будет достигнут преимущественно благодаря низкой базе — обвальному падению экономики в предыдущий год.
Банковский сектор России в 2019 году полностью перейдет на нормы регулирования, разработанные Базельским комитетом по банковскому надзору. Комитет имеет репутацию «мирового центробанка» и даже «масонской ложи», которая диктует банкирам, как лучше зарабатывать и как страховать свои риски. В эксклюзивном интервью «Газете.Ru» генеральный секретарь комитета Билл Коэн рассказал, что именно подрывает стабильность финансовой системы любой страны и как в условиях кризиса совместить аппетиты банков с интересами бизнеса. — Кризис 2007–2009 годов показал, что нормы контроля за банковским сектором только частично предотвращают пузыри на рынке недвижимости и потребкредитования. Планируется ли внести коррективы в механизм «Базель III», чтобы ограничить аппетиты банков? — Брать на себя риски — основной бизнес банков. Это именно то, что банки делают — берут на себя риск. Они идут к людям или компаниям, которые хотят расти, и таким образом помогают экономике. «Базель III» не ограничивает аппетиты. Он рассчитан только на то, чтобы следить: если банк берет на себя риск, у него достаточно капитала, чтобы вернуть деньги, если экономику начинает штормить. — Какая из норм базельского механизма нуждается в срочном апгрейде, поскольку показала свою неэффективность? — Мы провели много исследований произошедшего банковского кризиса и выяснили, что чаще всего его ядром, его корнем было кредитование. И в ряде других кризисов это было связано с проблемами рынка недвижимости и увеличением объема ипотечных займов. Хотя есть и проблемы, связанные с другими рынками — ценных бумаг, например. Но все равно видно, что основная проблема любого кризиса — такое кредитование, когда одолженные деньги не возвращают. — В России и СНГ банки предлагают только один механизм (алгоритм) погашения кредита: аннуитетный платеж. Это когда 95% ежемесячного платежа составляет погашение процентов по кредиту, а 5% — погашение самого кредита. Не кажется ли вам, что такая схема создает дополнительные риски банкротства заемщика? Должно ли государство вмешиваться в эту проблему? Должны ли банки предлагать альтернативные схемы и не планирует ли комитет отобразить эту проблему в своих очередных рекомендациях банковскому сектору? — Мне сложно прокомментировать конкретные страны — Россию, США или Евросоюз, я отвечаю за глобальное регулирование. — В России было признано, что базельские нормы работают эффективно, что необходимо продолжить их внедрение. Но бизнес жалуется: банки не дают кредиты, экономика стагнирует. Есть противоречие? — Нет, рост кредитования больше зависит не от регулирования, а от возможности самой экономической системы страны. Проблемы в экономике при хороших показателях «Базеля III» не противоречат им: возможно, банки как раз не выдают кредиты, потому что у них недостаточно капитала. Регуляторы стремятся, чтобы состояние банковской системы было таким стабильным, чтобы она не могла рухнуть. А, например, в некоторых странах часто случается так, что спрос на кредиты невелик: компании опасаются ситуации в экономике, не хотят расти. Установленные нами минимальные стандарты низкие, некоторые [экономисты] даже придерживаются мнения, что слишком низкие. Мы не занимаемся оценкой проблем в разных странах, это сфера компетенции национальных регуляторов — например, Банка России. У нас нет таких полномочий, все страны разные, мы не можем в достаточной степени оценить ситуацию. Если банки выполняют критерии «Базеля III», которые являются минимальными стандартами, но ситуация в экономике при этом плохая — это не проблема банков, это проблема экономики в целом. Мы разработали много методологических принципов для банков, в частности, касательно кредитов. Основнoй его принцип: долги должны быть погашены. Но мы не разрабатываем стандарты или законы, которые обязательно должны быть приняты банками на национальном уровне. На мой взгляд, мы разрабатываем принципы, соблюдение которых в долгосрочной перспективе должно привести к поддержанию работы безопасной и стабильной финансовой системы. Мы будем стремиться не к увеличению объемов кредитования, а к надежной, стабильной банковской системе. — Проводил ли комитет подсчеты, во что обойдется банковскому сектору введение базельских норм? В каком объеме придется делать отчисления на резервы, чтобы соответствовать нормам? Эти средства фактически изымаются из оборота, что не есть хорошо для экономики… — Нет, мы такую оценку не проводили. Многие думают, что Базельский комитет — это кучка технократов, которые разрабатывают некие правила, понятия не имея о том, что вообще происходит в мире. Но на самом деле комитет — это 27 стран, 45 организаций, все его члены с опытом работы в банковской сфере, поэтому мы понимаем воздействие принимаемых нами норм и рекомендаций. — После кризиса 2007–2008 годов развивающиеся рынки, страны БРИКС считались драйверами роста глобальной экономики, с ними связывали ускоренное восстановление. Сейчас стало очевидно, что это не так. Может быть, банковский сектор СНГ, БРИКС, некоторых азиатских стран нуждается в специальном регулировании, специальных рекомендациях, которые необходимы для восстановления роста? — Развивающимся странам лучше стараться соответствовать хотя бы минимальным стандартам развитых стран. Тем более что объем капитала у банков из таких стран обычно высокий, поэтому нет необходимости вводить дифференциацию базельских стандартов в будущем. — Ставит ли себе Базельский комитет решение такой проблемы, как поляризация доходов бедных и богатых? — Разрабатываем ли мы финансовую политику таким образом, чтобы сократить разрыв между богатыми и бедными? Нет. Это социальная инициатива, мы не занимаемся этим, это дело политиков и государственных деятелей, законодателей. Возвращаясь к тому, что я говорил ранее, мы разрабатываем минимальные стандарты для банковской системы, но не пытаемся влиять на социальное устройство. — Для России актуальна такая проблема: зависимость банковской системы от политических решений при формальной независимости? Отмечает ли комитет эту проблему на глобальных рынках и планирует ли ее решать с помощью «тонкой настройки» базельских норм? — Полная независимость банков от политической ситуации — то, чего мы хотим добиться в долгосрочной перспективе. Очень важно, чтобы на национальном уровне банки были независимы, чтобы никто не влиял на оценку их состояния органами банковского надзора. Но у комитета нет никаких юридических полномочий и прав, чтобы контролировать это. Мы не можем никого заставить применять именно эти стандарты. У нас есть так называемые основные принципы эффективного исполнения банковского надзора. Это 29 принципов, которые существуют уже более 30 лет, и мы обновляли их примерно четыре года назад. По ним банки в разных странах оценивают, например, и сотрудники Всемирного банка. Одно из базовых требований — независимость банковского надзора и избегание столкновения с политикой. — Заглянем в будущее. Через 50 или 100 лет, возможно, будет создан глобальный банковский комитет, требования которого станут обязательными для всех банков во всех странах? — Это нереально. Потому что это будет означать, что страны уступят значительную часть своего суверенитета этому глобальному регулятору для управления банками, а ведь банки невероятно важны для любой страны. Даже если банк работает во всем мире, у него обязательно есть штаб-квартира, есть конкретный регулирующий орган — например, ФРС в США. Не может появиться одного банка или организации, который будет отвечать за все это. Во всем мире существует много разных правовых систем, наборов правил, которые связаны с традициями ведения торговли в каждой отдельной стране. Для единого банковского органа нужно создать единую правовую систему для всего мира. Не могу представить, чтобы это произошло. — Это ваша личная точка зрения? — Это моя точка зрения, и никто в комитете не хотел бы, чтобы требования «Базеля» стали всеобщими и обязательными для всего мира. — Улавливаю иронию в вашем ответе, но Евросоюз испытывает проблемы именно потому, что страны ЕС договорились об общих таможенных границах и единых правилах торговли, а про единый банковский сектор не договорились. — Пример с ЕЦБ как раз доказывает сложность создания подобного регулятора, ответственного за фискальный бюджет не для одной страны, а для нескольких. Это лишь одна из очередных задач, и даже с ней пока не удается справиться. — Чем вы особенно гордитесь, каким итогом? — Мое наследие — трое детей, это самое важное. Но если рассуждать с профессиональной точки зрения, то мне кажется, что наиболее важным было завершение внедрения «Базеля III», в частности введение нормативов для российской банковской системы. Я впервые вошел в состав комитета в 1999 году. И каждый год происходит столько событий, нам столько всего нужно сделать. Но меня радует, что мы уже многого достигли: внедрили существенно новые банковские правила — как раз в форме «Базеля III». То, чего мы добились, серьезно повлияло на мировую банковскую систему, и я думаю, что это было положительное влияние. Я хочу сказать, что важно было не просто разработать правила и нормативы, но удостовериться, что они действительно востребованы и используются. Надеюсь, в долгосрочной перспективе мы увидим, что это серьезно поддержало мировую финансовую стабильность. Но это произойдет позже, прямо сейчас такие изменения не заметны. — Когда вы планируете завершить разработку очередных норм регулирования? — Самое важное, что я хочу сделать к концу этого года, — завершить реформу, которую мы начали. Правила и требования должны быть четкими и понятными для банков, банки должны понимать, чего от них хотят. Важно понимать, что то, что мы делаем здесь, в Базеле, — это минимальный стандарт. Мы ожидаем, что страны — например, Россия, США, Австралия или любая другая — примут эти минимальные стандарты, но стандарты могут быть повышены с учетом местных условий каждой страны. Многие страны стараются повышать стандарты, это важно. В некоторых странах очень быстро растет рынок недвижимости — например, в Австралии. Власти страны хотят избежать появления пузыря, поэтому они немного ужесточают правила, увеличивают количество необходимого капитала — именно так и должен работать «Базель III». — Кризис — удобное ли это время для введения очередных норм регулирования рынка? — «Базель III» окончательно оформился в конце 2010 года, а разрабатывали мы его во время кризиса 2007–2008 годов. Нам пришлось это делать именно из-за кризиса! Мы предложили свой план участникам G20, и они сказали: «Давайте, сделайте это, чтобы это заработало, это важно». Мы сразу начали работу, и за короткое время нормы «Базеля III» были приняты во многих странах, особенно в больших банках, самых крупных мировых банках, хотя им и было очень сложно соблюсти стандарты. Вот почему мы постарались дать им возможность приспособиться. Несмотря на то что «Базель III» был введен в 2010 году, мы отложили введение всех обязательных нормативов до 2018 года — чтобы банки смогли соответствовать стандартам, внедрить их. Мне кажется, важно вводить такие требования и в кризис, чтобы немного помочь банкам, стать для них определенной опорой. Боюсь, сейчас эта поддержка, которую мы оказали ранее, начинает ослабевать, исчезать.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ФИНАНСОВЫЙ САЙТ!

Информационный портал "финансовый провайдер - PROVIDEFIN ” – наш сайт посвящен  вопросам в финансовом мире, рынке ФОРЕКС FOREX, международном финансовом рынке, а так же личных финансах. На нашем сайте вы найдете много интересного и нового из мира финансов, значимые достижения финансового рынка ФОРЕКС и международного рынка финансовых инструментов онлайн котировки валютных пар и акций разных компаний,  онлайн экономический календарь форекс, календарь событий Forex. На сайте providefin.ru каждый может разместить интересную статью связанную с Forex или личными финансами, для этого необходимо прислать нам  статью которая включает только авторский (уникальный), тематичный текст без прямой рекламы. Тематика статей: Форекс Forex; Фондовый рынок; Международный рынок; Личные финансы; Финансовые инструменты; Торговые идеи, программное обеспечение для торговли на FOREX и других финансовых рынках. Если вы хотите разместить статью – пишите нам на почту: info@providefin.ru. Providefin.ru - интернет дневник (Информационный блог). Информация находящиеся на нашем сайте взята из открытых источников или размещена посетителями сайта, так же они не используются в коммерческих целях. На сайте providefin.ru не размещаются информационные материалы, нарушающие закон. Запрещено коммерческое использование материалов сайта providefin.ru без письменного разрешения авторов.

Мы ВКонтакте


Мы в соц. сетях